ГлавнаяНовостиЛицаФото/ВидеоГазетаКонтакты

31 марта 2020

О подвигах, о славе... И не только

Из представлений к награждению медалью "За отвагу".

"... Командира расчета пулеметной роты младшего сержанта Белова Ивана Кирилловича за то, что он, несмотря на пулеметный огонь противника, умело вел из пулемета огонь по вражеской пехоте, проявив при этом отвагу и мужество." (Август 1944 года).

"... за то, что он, отражая штурмовые атаки вражеской авиации на наши войска, проявил отвагу и мужество и сбил 1 самолет противника." (Ноябрь 1944 года).

"... Командира расчета пулеметной роты сержанта Белова Ивана Кирилловича за то, что он с 2 по 8 мая в боях с наземным противником уничтожил совместно с расчетом до 30 гитлеровцев. 1921 г. рожд., чл. ВКП(б), русский, в Красную Армию призван 8 августа 41 года. Награжден двумя медалями "За отвагу" (Июнь 1945 года).Заслуженно.

Отец наш находился в Действующей Армии (так в справке военкомата) с 22 июня 1942 года по 9 мая 1945 года в составе 187 отдельного зенитного арт. дивизиона, 44 мотострелковой бригады, 36 отдельного зенитного арт. дивизиона.

О войне вспоминал неохотно. Рассказал лишь однажды, как под Сталинградом долбили они в снежной морозной степи ячейку для пулемета и им несказанно повезло: нашли копну соломы, которой и утеплили свое временное боевое пристанище. За всю войну не заболел ни разу, и пули пролетали мимо, хотя потерял он на фронте многих и многих своих товарищей. И не только.

С войны вернувшись, с горем узнал он, что без вести пропали два старших брата – Сергей и Дмитрий. Один – в декабре 41-го, другой – в мае 42-го. Помыкали горя-злосчастия их вдовы Дарья да Олимпиада с малыми ребятами на руках. А ведь выдюжили, подняли на ноги и поставили на жизненное крыло. В этом повседневном их и незаметном мужестве, героизме советских женщин, осиливших тяжелейшее военное и послевоенное бремя и заключается, на мой взгляд, наш генетический материнский капитал. Капитал, на котором взросли воины и труженики, творцы и герои. До сих пор он как кость в горле у наших недругов, изощряющихся в приемах, как извести российскую державу.

Более всего отца поразило первое впечатление от встречи с родной деревней Каменное. Все, от мала до велика, были на колхозных полях. И пахали их на коровах (лошади-то с фронта не вернулись). А чаще всего и сами впрягались в плуг! Повидавший многое за фронтовые годы, он не мог и представить себе такого, ведь в письмах с родины об этом никто не говорил.

Как фронтовика, имевшего за плечами семь классов ( по тем временам это было приличное образование), его пригласили на работу в райфинотдел. И пошел Иван Кириллович собирать налоги по Граховскому району. Налоги на восстановление разрушенной страны брали всем: деньгами, маслом, молоком, яйцом, шерстью, овощами... Несмотря на нищету, забирали последнее: суров закон, но это закон. Без этого стране не выжить. Те, кто имел зарплату, (то есть служащие и рабочие, колхозники же получали трудодни, а на трудодни – натуральную оплату) подписывались на облигации внутреннего займа. У отца они хранились, аккуратно подшитые, по моей памяти, до конца 60-х или начала 70-х, когда государство рассчиталось по этим займам. И рассчиталось после нескольких денежных реформ. Замечу, что и мы увидели подобное, но уже в 1992 году.

Вспоминая голод первых послевоенных лет и он, и мама наша Анна Александровна, говорили, что важно было дожить до первой зелени. Даже оладьи пекли из "илима" (коры молодого, высушенного и перемолотого ивняка). А в зимние дни на счету было каждое зернышко, каждая картофелина и каждый грамм жира.

В колхозах тогда паспортов не выдавали, но документ правдами и неправдами выхлопатывали. Чего греха таить, и коммунист Белов достал старшей дочери Надежде паспорт для того, чтобы после окончания одиннадцати классов уехала она к нашим знакомым в Свердловск. Работала сестра затем на знаменитом "Уралмаше". И другой партийный грех за ним числился: крестил он всех нас в Новогорской церкви, поскольку с батюшкой-налогоплательщиком был он почти в дружеских отношениях. Хотя сам в Бога, насколько помню, не верил.

Родители делали все для того, чтобы мы получили среднее образование и мечтали, чтобы учились дальше. Учили уроки мы сначала при керосиновой лампе, а книжки читали при зимней луне (летом были другие заботы). Затем в колхозе приобрели дизель-генератор и в избах появилась "лампочка Ильича", которая затухала в 21.00, а в субботу и воскресенье – на час позже. Изба бревенчатая с полатями и русской печью была площадью чуть больше 35 "квадратов". Ютилось нас в ней аж 8 человек: родители отца (а потом, когда их проводили в последний путь – родители мамы), родители и нас четверо – Надя, Витя, Ваня, Саня.

Утром, перед школой, на столе дымилась вкуснейшим парком жареная картошка, стояли 2 крынки парного молока, лежали ломти ржаного хлеба из колхозной муки. К чему это я?

А к тому, что и сейчас удивляюсь, сколько времени спала наша мама, ведь ей надо было подняться в 4 утра, чтобы печь растопить, корову подоить и другую скотину накормить, завтрак всем приготовить. А еще: всей ораве носки навязать, одежду поштопать, постирать, полы вымыть, баню истопить. А летом на ее плечи ко всему этому добавлялся огород в 30 соток. А колодца, не говоря о водопроводе, не было, воду поднимали из ручья в крутом логу.

...С утра по крестьянским подворьям ходил бригадир, стучал по окнам и проговаривал наряды на колхозные работы. Без дела, особенно в страдную пору, никто не сидел.

Но колхозный труд, более-менее достойно который начали оплачивать в 70-80-х годах, и более чем скромная по достатку жизнь (первый телевизор в деревне появился в конце 60-х) никого не угнетал. А в 80-х деревня начала расцветать. Жили с оптимизмом и верили в будущее. Потому как помнили, какой ценой они защитили великую страну, потому что знали: ее надо крепить и крепить для того, чтобы врагу неповадно было на нас зубы точить.

И сейчас, чтобы ни делал я, частенько задаю себе вопрос: как бы к этому отнеслись мои родители? Оказывается, не только я один, но и многие мои сверстники – дети фронтовиков. Возможно, они были бы довольны тем, что касается живота и барахла. А вот остальным?!

Родители наши защитили великую Державу, одолели послевоенную разруху, снова сделали страну сильной. Страну, которой теперь не стало. Страну, прежние друзья которой стали врагами. Где каждый день исчезают деревни, где заросли уже даже не мелколесьем возделанные ими поля, на месте ферм – дремучий бурьян, на месте заводов – торговые центры. Страну, где правит частная собственность на землю и на недра. Страну, где позволяют гулять вражьей идеологии, которая опаснее смертельного вируса. Страну, где человек ценится по тугости мошны. Вот за это до душевной боли стыдно перед памятью о родителях. Простят ли нас наши потомки?

День Победы – праздник гордости и горечи, праздник славы, мужества и геройства. Когда-то, а было это в 1985 году, привез отцу на День Победы собственные стихи, в которых были такие слова: "Папа-папа, как же повезло нам Что с войны вернулся ты живой". Повезло не только нам, но нашим детям и внукам, будем надеяться, что и последующим поколениям. Лишь бы не затмило нас беспамятство.

Иван БЕЛОВ, заслуженный журналист Удмуртской Республики, депутат Совета депутатов Граховского райсовета от Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ

Имя Ивана Белова занесено в Книгу почёта МО "Граховский район"
Актуальные вопросы организации образовательного процесса в современных условиях обсудили на заседании круглого стола
Очередная сессия Госсовета УР приняла ряд важных законов и постановлений
Расширенное заседание депутатской фракции "СР"
118-е заседание ЦИК УР
Программа партии
Руководство
Устав партии
История партии
Контакты
Вступить в партию